Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008 г.

Организатор и участник семинара Валерий Свищёв - заводчик питомника рабочих немецких овчарок "Golttvizen hof"


Статья Екатерины Алёхиной,
заводчица питомника рабочих немецких овчарок "Allsaare", Эстония


Peter Rohde 2009

Поведение щенка – это отражение окружающего его мира
Фигурант, как педаль газа в машине – отвечает за подачу топлива. Проводник, должен управлять послушанием собаки, как этой педалью: слегка отпуская ее для снижения скорости. А не быть тем, кто давит на тормоз
Что сейчас будет, защита? … Боже! Они опять будут лаять!!!
WILFRIED LÜNEBERG


Peter Rohde 2009

Управлять собакой надо сердцем. Как и поощрять. Будьте с ней честны
Не будет гармонии с собакой – не будет и результативной работы

PETER ROHDE

Ну что сказать ... было здорово!!!

Турбаза «Нахимовская» уже воспринимается как дом родной. По-приезду бока ломит от дружеских объятий. А наличие горячей воды и горячего же обеда- ужина, приводит в восторг от темпов развития цивилизации в конкретно взятом месте.

Замечу, что к огромному моему сожалению на семинаре нельзя было использовать фотоаппарат... поэтому часть размещенных здесь снимков участников были сделаны мной на других мероприятиях.

Итак, прошло три года с прошлого семинара. В этот раз обошлись без теоретической части – большинство присутствующих были и на семинаре в 2005 году. И в субботу и в воскресенье до обеда занимались послушанием, после обеда – защитой. Вильфред Люнеберг все также превосходно владеет языком тела и голосом, управляет балансом мотиваций и принуждения, в результате чего собаки моментально соображают что требуется сделать и как. Заметно, что Петер Родэ - его соратник и брат в обоих разделах. Родэ знает что и как, но Люнеберг знает еще и почему надо именно так, и по какой причине возникла какая-нибудь проблемма. Сравнивая два семинара, я почувствовала разницу. Либо идеи семинара этого года были иными, либо они уже мной воспринимались иначе, чем в прошлый раз.

Peter Rohde 2009 WILFRIED LÜNEBERG 2009 Peter Rohde 2008

Если коротко, то главное – отслеживать состояние, в котором находится собака при выполнении того или иного навыка. Состояние послушания - это активное состояние готовности к дальнейшей работе с проводником и максимальной собранности. Родэ часто повторял про необходимость аналогичной собранности и от человека. И в этот раз речь уже не шла о точности и скорости исполнения собакой навыка. Это было как бы само сабой разумеющееся. Состояние защитной работы - концентрация на фигуранте, работа на пике инстинкта.

Огромное спасибо Ирине, прекрасному переводчику! Благодаря её знаниям, не возникало никаких недопониманий или путаницы в терминах. Просто СУПЕР! И даже когда захлествывемые эмоциями, инструктора заводили монолог, объемом с "Войну и Мир" - Ира никогда ничего не упускала при переводе.

Peter Rohde, WILFRIED LÜNEBERG и Ирина Белецкая 2009 WILFRIED LÜNEBERG и Ирина Белецкая 2005

На примере работавших собак опишу свои основные впечатления. Не обещаю, что вспомню всех. Тем более что, кто-то работал оба дня, а кто-то лишь «получал вердикт» и отправлялся раздумывать над ошибками. Ну или недоумевать.

Итак, послушание.

На семинаре были представлены два 7 месячных кобеля (Cito von Peroh / Daby von Haus Hartwig).

Их контакту и работе с проводником мешала недоверчивость к большому скоплению людей и вызванная этим агрессия. На удалении от людей щенки прекрасно играли, показывая высокий уровень инстинкта. Но стоило человеку приблизиться – игра прекращалась, и щенок либо атаковал, либо показывал неуверенность. Щенкам не давали возможности подойти к людям, сдерживая их поводком.

Агрессия – это конечно замечательно. Но у агрессии есть две возможности применения – самостоятельное принятие решения или, при невозможности это сделать, – включение поведения избегания.

Люнеберг сказал, что при сдаче норматива такое поведение будет мешать и собаке и проводнику. Он бы предпочел, чтобы агрессивный щенок научился игнорировать людей. Поведение собаки должно включаться в ответ на действия людей. Собака должна различать безопасное поведение человека и опасные намерения этого самого человека. Щенок обучается, анализируя каждую новую ситуацию. Так было бы неплохо, чтобы проводник почаще на данном этапе взросления приходил в людные места и давал собаке больше свободы для исследований. Пусть она ходит среди людей, но люди при этом, не должны реагировать на поведение щенка. Агрессию не подкреплять, а переводить в этот момент внимание собаки на себя, а потом снова - в люди. Таким образом, в собаке появится состояние спокойствия и уверенности, а значит, способность обучаться и концентрироваться на проводнике при раздражителях.

И не следует опасаться, что агрессия исчезнет – если она есть внутри, то она будет всегда.

15 месячный кобель Hummer (Cito von Peroh / Pepsi v.d. Wannaer Höhen)

Проблема, которую озвучила Светлана, заключалась в том, что кобель был зажат при выполнении того или иного навыка. Не было скорости. Мяч уносил и никогда не приносил сам, только по требованию.

Понаблюдав за работой собаки Люнеберг отметил, что уже закреплено состояние пассивного подчинения, как рабочее состояние собаки. Положение всегда прижатых ушей указывает именно на это. Собака не может расслабиться. Даже когда она поощрена мячиком, ее сразу же подзывают к себе. И еще замечание: поощрение мячом должно производиться из рук хозяина, а не выбрасыванием этого мяча. Аналогия проста: мяч также интересен и ценен для собаки, как для нас скажем 100 евро. И вот представьте, вы в радостном предвкушении подходите за вожделенной купюрой, а ее каждый раз с хохотом выбрасывают куда-то нафик... С какого перепуга? В общем, собака должна стремиться к хозяину, а не от него.

Еще и еще раз на протяжении семинара повторялось, что признаком активного рабочего состояния собаки, при выполнении навыка в разделе послушание, являются поднятые уши. Что нельзя забывать о смене черных и белых состояний. Проще говоря - надо уметь концентрировать собаку и давать ей возможность расслабиться! А вот расслаблена ли она в момент поощрения или нет... это проводник должен следить сам и менять свое поведение, если оно не так.

1,5 годовалая сука Ganna D´Ark (Sid vom Haus Pixner / Arjie vom Isarland)

Небольшая крепкая сука, скоростная, с высокой мотивацией. Собака работала технично, но временами была невнимательна на команде "рядом".

Люнеберг напомнил, что выполнение навыка должно быть техничным и при этом собака должна быть сконцентрирована на проводнике. Если же, как в случае с Жанной, собака технична и быстра, но теряет внимание - не имеет смысла повторять команду "рядом", коректируя поводком. У собаки возникает путаница. Она уже "рядом", причем качественно, а тут опять от нее требуют определенного положения тела... поменять его что ли? Вобщем был совет выдумать команду, требующую от собаки повысить внимание. Что-то типа «смотри!» или «внимание!». Это для собаки проще. Повысить концентрацию помогали остановки при движении рядом (только с одной, стартовой командой "рядом"), с воздействием на круп, если собака вдруг запаздывала с усадкой. Часто провоцирующим отвлечением был зажатый в кулаке мяч. Вообще немцы использовали различные варианты отвлечений. Так, например, при работе Вука, Лехи Мухина, Петер Роде бросал перед носом собаки пачку сигарет; для кого-то он ходил с другой стороны рядом с собакой, и т.п. Правда все это, на мой взгляд, не имеет ничего общего с отработкой концентрации. Это скорее обучение не реагировать на помехи.

Кобель 2,5 года Fresh (Atenagordens Yari / Golttvizen hof Atlantika)

Немного сонный, не совсем корректный при движении рядом. Стремился чуть опередить проводника. При остановках положение корпуса собаки оставалось слегка под углом к направлению движения.

Петер Родэ сказал, что причиной подобного выполнения является сам проводник. Впрочем, у всех причина была эта же... Андрею нужно самому быть более энергичным и собранным. Собака чуть опережает, потому что ее награждали мячом, выбрасывая его вперед – чего собака и ожидала. Так что и в этом случае мы вернулись к необходимости поощрять собаку из своих рук.

Андрей Нечаев (Белгород) с Фрэшем

На примере Фрэша зашла речь об этапах обучения молодой собаки. Первая команда для щенка – команда «сидеть». Это должно быть для собаки очень удобное положение, которое она принимает быстро, корректно и при этом очень внимательна к проводнику. Затем из этого положения учим выдержку, пристраиваясь к собаке в ОП. Затем начинаем движение рядом. Далее – командуем «сидеть» при остановках. И на этом этапе при выполнении собакой команды сидеть быстро и четко, поощрением служит игра с мячом или продолжение движения рядом. Следует помнить, что команда «сидеть» - это только вербальная команда.

Очень интересно проиллюстрировали это пара из Москвы (если я не ошибаюсь): Ирина с полуторагодовалым немецким кобелем Баско. Не могу назвать его крови, не уточнила. Проблемой Ирина назвала неуверенное и медленное исполнение собакой команд из движения.

Оказалось, что при подаче команд проводник, сама не ведая того, совершает движения головой, либо вскидывая ее вверх, либо слегка кивая. К чему пес и привык, прекрасно исполняя связку команд на месте. Вильфред поставил хозяйку спиной к собаке и собака перестала что либо понимать, и выполнять. Интересно, что Баско настолько привык к языку тела своей хозяйки, что когда поводок взял в руки Люнеберг и кобелю пришлось не смотреть, а слушать, - он растерялся. Он привык к определенному поощрению и ловить мячик в руке у него ну никак не получалось. Было ощущение, что пес мячика просто не видит. Но это было только в начале, потом он включился.

Кобель Quay van de Moezenbulte, 3 года

Основная сложность: при движении рядом положение кобеля не совсем корректное. При остановках на движении садится неровно, чуть под углом, забегая вперед.

Peter Rohde 2009

Вильфред, будучи предупрежден, что при коррекции с использованием строгого ошейника, кобель пускает в ход зубы, пытался, как он сказал, «достучаться до сознания собаки», работая на простой цепочке. Работали долго. Люнеберг попробовал многое: и поощрение лишь правильного положения при остановке, и воздействие и исправление рукой, и чистую механику, двигаясь вдоль забора, и использование мотивационного предмета как подсказу к правильному положению. Ничего на 100% не помогало. Квай был настолько заинтересован в мяче, что заниматься тонким анализом ситуации у него не получалось. Вильфреду понравилась высокая мотивация собаки и готовность работать, а Петер заметил, что по всем данным Квай - прекрасная спортивная собака.

Насчет исправления движения и посадки Люнеберг предложил два варианта: либо очень жесткое воздействие, где есть вероятность, что Квай будет защищаться, а в Татьянином случае это не подходит; либо нужно попытаться пробить собаку психологически: на движении совершать частые остановки с поощрением только корректного положения корпуса собаки. У Квая нужно добиться контакта даже при расположении мяча в кулаке перед носом собаки – кстати, как показала работа Вильфреда, это может помочь собаке держать верное положение при остановке.

Peter Rohde 2009 Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г. Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г. Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г.

На следующий день Татьяна именно таким образом работала с Кваем. Сначала Петер немного им помогал, своей ногой мешая кобелю неверно усесться, когда Таня воздействовала на круп при остановках. Потом помощи не понадобилось. У Квая сразу же возросла внимательность и четкость работы.

Еще одной проблемой Квая было легкое жевание апортировочного предмета при ФП. Постукивания по морде, вращение апорта и прикосновения к нему не давали результата.

Тогда собаку взял в руки Люнеберг. После проведения «исследований» он опять же сказал, что есть два варианта: жесткое воздействие при обучении удержанию или голосовые подсказки. Предмет всегда выбрасывался очень далеко. При его хвате Вильфред голосом (что-то типа «давай-давай!!») и вращением мяча повышал скорость подноса предмета. Затем мяч всегда брал в зубы и при подходе давал грозную команду «спокойно!». За спокойное удержание шло сначала поощрение, как я его назвала «удовлетворенным голосом», затем команда «дай» и, после паузы, мяч. Очень здорово это все работало!

Ну Квай конечно – это электровеник! Он успевал полаять на Таню, требуя начала работы; в свободном состоянии залезть мордой в карман в поисках мяча; отмаршировать по площадке пол часа подряд и затем еще пол часа носиться за апортом на расстояние разной стратегической дальности.

Но причина всех этих технических сложностей, по мнению Вильфреда Люнеберга, - неверное рабочее состояние собаки. Квай не работает в «черной» области. Он постоянно находится в «серой», и проводник во многом этому способствует – требуя не там где действительно должно требовать. А значит собака не умеет включаться в работу и выключаться из нее при разгрузке на поощрении. Он в любой фазе занятия находится на одинаковом уровне энергии и инстинкта.

Немного о команде «вперед».

Насколько я поняла и Люнеберг и Роде готовят команду методом, который можно назвать «классическим». Достаточно долгое время, при высыле, в конце площадки находится висящий мяч. Как только в обучении собаки доходят до момента, когда она стопроцентно выполняет команду лежать на удалении в свободном состоянии – на прогулке например, начинают вводить эту команду и при высыле. Укладывают собаку редко, и в эти разы никогда не вешают мячик. Мячом поощряют после укладки либо подойдя к собаке, либо выбрасывая его ей.

Вильфред сказал, что команда «вперед» выполняется на доверии. Собака должна думать: «верю, что там в конце ждет меня поощрение за мою работу. Подчиняюсь и ложусь, потому что верю что ты будешь доволен и наградишь меня игрой с тобой».

Был еще интересная информация о левом повороте. Именно с этим затруднением вышла Светлана Мухина. Оказалось, что Люнеберг левые повороты никогда специально не отрабатывает. По его словам, левый поворот на испытаниях всего один – нет смысла вкладывать в него много времени. Лично он сначала медленно обходит собаку слева, двигаясь по кругу, и держа перед ее носом, как подсказку к положению корпуса собаки, зажатый в кулаке мяч. Затем скорость потихоньку увеличивает – и левый поворот готов!

Интересно, что по теме послушания вопросов задавали удивительно мало. В отличие от защитного раздела. Зато все с лихвой отрывались в неформальной остановке!

Дрессировщик тоже, не в состоянии целый божий день находиться в «черной» рабочей зоне. С восьми вечера наступала «белая» зона раскрепощения и высвобождения инстинктов.

После ужина, около десяти, все собирались на берегу озера, в «Шайбе», недалеко от «Убежища». Первое имя нарицательное – она круглая и одноэтажная, а второе официальное - столовая / бар / дискотека в одном флаконе. Организаторы обеспечили море напитков и закуски… а больше ничего было и не надо!

В субботний вечер зажигали немцы. Петер и Паша разошлись и устроили практические занятия для фигурантов, ограничившись разделом «лобовая атака». «Шайба» оказалась маловата, пришлось отрабатывать лобовую Зигершау, типа поперек стадиона. Болельщики орали, свистели и ловили улетавших с траектории то «собак», то фигурантов. Причем кто за кого болел – было непонятно, зато от души!

Часть народа унеслась на дискотеку, в ностальгии проплясав до пяти часов утра под хиты 80-90 годов. И пока наши космические корабли бороздили просторы большого театра, в «Шайбе» перешли на армреслинг… Тут уже не устояли и наши дамы… в смысле закатали рукава и показали, что есть женщины в русских селеньях! В общем, лично мне спать удавалось не более 4 часов в день… Н-даа….

Peter Rohde 2009 Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г. Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г. Семинар Вильфреда Люнеберга и Петера Родэ. С.-Петербург, 27-28 сентября 2008г.

А потом - запоминающееся воскресное утро… Проливной дождь, мокрые сиденья, кефирчик по кругу и походы за забытыми зонтами. Спасибо ребятам за огромный тент, под который мы все поместились. А кое-кто и не прятался, принимал душ, выходил из аута.


Защитный раздел семинара – это песня!

Как работали в паре Петер и Вильфред – закачаешься! Точно, зрелищно, да еще успевали юморить! Фигурантил Родэ. В особо интересных случаях в рукав облачался и Люнеберг.

Интересно было узнать отношение Родэ к агрессии и ее использованию в подготовке, зная, что обе его собаки - как Юкан так и Эрна отличаются сильной злобностью.

На семинаре было достаточное количество агрессивных собак. Пока обучение находится, так сказать, в процессе - поведение собак на рукаве имеет свои особенности и отличается от идеального. У агрессивных щенков не включалось добычное поведение, они были ориентированы на человека. У молодых собак при совершении хватки либо она были не глубокой, либо при продолжении перетягивания рукава с человеком, становилась нервной.

В случае если у агрессивной собаки был очень высокий уровень добычного инстинкта - получали прекрасный результат. Пример - щенок Надежды (Cito von Peroh / Daby von Haus Hartwig).

В начале, Роде уделил поднятию добычной мотивации достаточно много времени. А затем, даже при сильном недоверии к фигуранту собака прекрасно переходила от защитного инстинкта к добычному и получались сильные спокойные хватки и борьба. У его брата - Алена, щенка Сергея Никитенко, уровень добычи был чуть ниже. В этом случае Родэ советывал фигуранту установить, как он сам выразился - доверительные отношения с собакой. Для этого с такими собаками он работал только на инстинкте добычи. На хватке использовал игровое поведение фигуранта, с возгласами поощрения, с поглаживанием, поддрежанием в собаке спокойного состояния при перемещениях фигуранта около нее.

Философия Петера: собака конфликтует с фигурантом за добычу. Конфликтовать должна жестко, направляя агрессию в усиление хватки. Но цель собаки - получение добычи. Т.к. если собака во время работы агрессивна - то ее невозможно нагружать в процессе тренировок. По мнению Родэ, собака должна знать когда можно доверять фигуранту. Он подкреплял верные действия собаки поддаваясь ей, расслаблял руку, вводил волнообразные движения. При совершении собакой неглубокой хватки - помогал ее исправить поддерживая собаку за ошейник правой рукой и притягивая ее к рукаву. И снова поддавался и расслаблялся, при совершении собакой верного действия. Так например он исправлял попытки собаки уйти от плетки и утянуть руку с рукавом за спину фигуранту. Родэ перетаскивал из-за спины собаку, ставил перед собой и поощрял поддавками и отдачей руква только при правильном направлении борьбы.


Я заметила, что у большинства агрессивных собак все было прекрасно до момента удержания на хватке. Раньше, они совершали хватку, держали нагрузку и как поощрение им сразу же отдавали рукав. Но они не умели и не знали как себя вести если человек рукав не отдает, поддается, расслабляется и не оказывает давления. Петер учил этих собак находиться в добычном состоянии если нагрузки нет. Когда собака это умела, он нагружал ее на хватке, получал активную борьбу, усиление хватки и опять расслаблялся. По его словам у агрессивной собаки доверие к фигуранту вырабатывается после ситуаций с нагрузкой.

Очень понравилась работа Андрея и Фрэша (Atenagordens Yari / Golttvizen hof Atlantika). У этой собаки был отличный баланс инстинктов. Прекрасные сильные и спокойные хватки. Именно на его примере Родэ показал как ведется смена состояний при нагрузке, и после нее.

Этапы подготовки собак можно тоже назвать классическими. Для щенков Родэ получал реакцию через недоверие, потом переводил в добычу и давал хватку. Для молодых собак вводил упражнение "ВКЛ - ВЫКЛ" - т.е. вводил в работу элементы послушания, чередуя фазы активности и спокойствия. Это упражнение отлично проиллюстрировала работа с Леной и ее кобелем Gitan (Sid vom Haus Pixner / Arjie vom Isarland).

На поводке, при команде к началу облаивания, фигурант еще больше поднимал инстинкты собаки - не какой-то конкретный, а все вместе. Затем замирал и в этот момент проводник давал команду "сидеть". И вот тут начиналась веселуха... Почти все наши проводники, за исключением разве что Лены Никифоровой с Арджи, давали команды таким тоном и с такой громкостью, что многие собаки сразу же переключались в состояние послушания. Чего по словам Люнеберга не должно быть в разделе защита ни в коем случае! Собака должна подчиняться командам, но не переходить из состояния защитной работы в состояние послушания. Когда Люнеберг брал в руки поводок и показывал как надо управлять послушанием собаки в защите.... - это было что-то! Он давал коману спокойно, не требуя моментального подчинения, воздействовал на собаку мягко, как бы подсказывая. Все равно работа не начнется пока собака не подчинится. В результате, собаки хлопались на попу уже после первого "zitz", даже не зная немецкого! Включались в работу мгновенно и постоянно находились во внимании к фигуранту.



Вобщем-то практически вся работа на площадке с собаками разного уровня сводилась к получению вот этого состояния защитной работы: полнейшее внимание к фигуранту, при этом полностью подчиняясь командам проводника. Ну сказка просто! У меня одни аховые эмоции! Люнеберг сказал, что мы почему-то очень злимся на наших собак. Так нельзя...

Цель упражнения "ВКЛ - ВЫКЛ":

  • начинать работу только на высоком инстинкте;
  • выработать доверие к действиям фигуранта (агрессивен / пассивен).

Еще затронули понятие подчинения при команде "дай". Люнеберг объяснил, что у собаки после отпуска должно быть два состояния: активное и пассивное. Активное используется при работе на испытаниях. В процессе же обучение должна существовать еще одна команда для отпуска - ее не требуется выполнять моментально и после нее собака должна находиться в покое. Эту команду Люнеберг в основном требовал от собаки из лежачего положения с рукавом, прижимая рукав к земле и запрещая потом собаке его прикусывать.

В процессе всего семинара задавали вопросы. Один из них: отработка дистанции облаивания. Родэ объяснял, что при отработке этого элемента можно использовать контроль поводком, воздействие фигуранта, не дающего собаке сближать дистанцию и технические приемы, например расположение рукава рустом вперед или древка плетки перед ним.

Довольно часто Родэ и Люнеберг требовали от проводников пускать собак в укрытие на облаивание, без какого либо контроля поводком. На одинаково напряженные заявления народа: "мы это никогда не делали...", требование было одно - "пускай!". Соответственно собаки, влетая в укрытие, прилеплялись к рукаву. Конечно каждый по-разному. На это немцы реагировали довольно спокойно. Те из собак, кто лишь прикусывал рукав, получали древком плетки по носу, Родэ начинал громко возмущаться, прятал рукав, выставлял вперед плетку и когда собака начинала облаивать, поощрял голосом, расслаблял тело и давал хватку. Когда кто-то влетал и хватал, их лишали хватки, подбирали поводок и дополнительным одергиванием объясняли что надо делать. Опять же поведение Люнеберга со стороны собаки было настолько гормоничным и спокойным, что результат получался уже через пару посылов в укрытие.



Самые плохообучаемые были проводники... они все пытались сорваться в укрытие вслед за собакой, рвались подойти, погладить или похвалить свою собаку хоть издали. При обучении людей у немцев сразу же развалилась их толерантная система воздействия. В конце концов и Родэ и Люнеберг просто рявкали на проводника, после его команды "ищи", своё "стой на месте!" и "тихо!". Родэ недоумевал почему мы все рвемся в укрытие за своими собаками? (Ну как ему объяснить, что нам же надо следить и контролировать, что там фигурант творит с нашей собакой!!!) Он объяснял, что в этой ситуации правильность действий собаки должен подтвердить именно фигурант. Когда в укрытие приходит дрессировщий - у любой, даже с очень сильными инстинктами собаки возникнет взаимосвязь "облаивание-подход проводника", и если эта ситуация нарушится - ну например придется лаять не пол минуты-минуту, а дольше, -собака так или иначе потеряет внимание к фигуранту.

Облаивание без отвлечения на проводника отрабатывали с Арджи Лены Никифоровой. Ошибкой суки, было довольно быстрое прекращение лая и ожидание ее подхода. Родэ не стал никоим образом провоцировать возобновление облаивания. Дождался пока собака сама не предложила лай и поощрил ее за это хваткой. Очень скоро собака перестала ждать дрессировщика, лай стал более напористым, потому что, по словам Родэ, собака почувствовала себя более уверенно в правильности своих действий.

В похожих ситуациях Родэ никогда не помогал собаке, за исключением случая когда собака, прекратив лаять, отошла от укрытия чтобы взглянуть, где это ее проводник задержался. В этот момент Петер поднял инстинкт (опять дав и добычный и защитный раздражители) и поощрил собаку рукавом только после длительного облаивания.



На семинаре многие этапы в обучении давались форсированно. Только сделали облаивание в укрытии и сразу же начинали работу над командой "дай". В первые разы на строгом ошейнике Люнеберг помогал поводком, и довольно быстро собаки легко делали отпуск, стоило Родэ подсказать позой: расслабиться и замереть.

С сукой Лени - Жанной и Татьяниным Кваем отрабатывали конвоирование. Квай работал задний конвой, Жанна - боковой.

В первый раз, при заднем конвоировании Квай смотрел на Таню, лишь изредка переводя взгляд на Родэ. Из-за этого, когда Петер атаковал, Квай проспал нужный момент и сделал хватку когда фигурант был уже очень близко. Люнеберг отметил что такое положение вещей в корне неверно и взялся за дело... Квай находился в положении рядом, но поводок был в руках у Люнеберга, идущего сзади. Когда собака забегала вперед, Вильфред корректировал. И вот тут случилась интереснейшая вещь: когда Квай был в рабочем состоянии защиты, т.е. сосредоточен на фигуранте и двигался не сводя с него глаз - коррекция им воспринималась правильно и он сам занимал верное положение "рядом". Но стоило в этот момент Татьяне дать команду "рядом" - у Квая моментально раздваивалось внимание, он прихватывал Таню за ногу и дальше шел вертя головой то на Таню, то на фигуранта. Люнеберг тут же сделал замечание и попросил не давать собаке никаких команд. Команда "рядом" уже была дана в начале движения - этого достаточно. Результат был превосходным! Не смотря на провокации Петера, который даже успел изобразить перед собакой пару тактов вальса, Квай четко занимал верную позицию и при этом был полностью сконцентрирован на фигуранте.

Когда Родэ отрабатывал боковой конвой с Жанной Лёни Бирина, и он и Люнеберг постоянно повторяли, что в рабочем состоянии защитны собака не должна терять внимания к фигуранту. Она должна слышать проводника и подчиняться ему, но не переходить в рабочее состояние послушания. Если я правильно помню, с Жанной до этого никогда не делали это упражнение. Собака пыталась прихватить рукав, лишь только он оказывался в пределах досегаемости. Петер решал проблемму следующим образом. Он занял положение рядом с проводником и собакой. После чего, сначала в статике, потом передвигаясь вперед по шагу, а затем уже двигаясь рядом, он давал хватку только когда собака была сосредоточена на нем и не делала попыток прикусить рукав. Затем тоже делали при отвлечениях. Еще был совет Родэ использовать на конвоировании не команду "рядом" а иную комнаду, например "вместе".

Чуть не забыла вопрос о положении собаки в укрытии при облаивании. Вобщем Родэ с молодой собакой сам следит как он расположит себя и рукав, чтобы относительно них обоих собака находилась бы в центре укрытия. А вот когда рефлекс наработан, можно стоять как положено и помощник чуть подкоректирует положение собаки. Люнеберг выполняя роль этого самого помощника виртуозно, за пару раз объясняя собаке, что при облаивании нужно сидеть, а не бегать. И делал это легкими шлепками поводком по крупу, пустив его волной.


Пусть я повторяюсь, но совместная работа этих спецов - это загляденье! В воскресенье у Вильфреда видимо болела голова, и он пытался присесть где только было можно. (Кстати, в эпиграфе именно его воскресное выражение.) В итоге у меня запечатлелась картинка: Люнеберг сидит на буме, Родэ проводит к нему висящую на рукаве собаку, сует в руки поводок и со словами: "не сиди просто так!", приступает к отработке отпуска...

Пару слов надо сказать о собаках и людях. Было просто замечательно, что на площадку выходили опытные проводники. Что были представлены очень интересные собаки. Надя с Валерой придумали задание для инструкторов - выбрать лучшую суку и лучшего кобеля, которые по их мнению несут в себе лучшие генетические качества рабочих собак. Ими стали Gitan (Sid vom Haus Pixner / Arjie vom Isarland), Лены из Москвы, и Dixi (Pepsi v.d. Wannaer Höhen / Wiskey Elfenshloss), Валеры Свищёва. Участники семинара получили памятные дипломы с подписями Люнеберга и Родэ и небольшие сувениры.

В воскресенье был прощальный собантуй, который прошел можно сказать академически, за рассуждениями об увиденном и о жизни. И даже в понедельник мы все никак не могли уехать прощаясь по десят раз со всеми друзьями, распивая в который раз чаёк на дорожку в разных домиках. Эх! Осталось только ностальгировать... Замечательный семинар!





Трехчасовое видео с семинара

Вверх