Семинар Вильфреда Люнеберга в
Санкт-Петербурге, 2005г.

Организатор семинара - питомник рабочих немецких овчарок "Golttvizen hof"


  • Cтатья Игоря Бодоненко, Латвия
  • Cтатья Екатерины Алехиной, Эстония

Вилфред Люнеберг Вилфред Люнеберг Вилфред Люнеберг Golttvizen hof Arek
Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek
Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek
Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Golttvizen hof Arek Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г.
Whiskey vom Elfenschlob Whiskey vom Elfenschlob Whiskey vom Elfenschlob Whiskey vom Elfenschlob
Марко з Полетану Марко з Полетану Марко з Полетану Golttvizen Hof Charli
Golttvizen Hof Charli Вилфред Люнеберг Вилфред Люнеберг Whiskey vom Elfenschlob, 2,5 года. Проводник Валерий Свищев
seminar Goltvizen Hof Arek Goltvizen Hof Arek Goltvizen Hof Arek
dog dog dog dog
Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Bodo
Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Bodo Golttvizen Hof Brik
Golttvizen Hof Brik Golttvizen Hof Brik Golttvizen Hof Charli Golttvizen Hof Brik
Golttvizen Hof Brik Golttvizen Hof Brik Golttvizen Hof Brik Golttvizen Hof Brik
seminar seminar seminar Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г.
Мои друзья из Эстонии Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Elena Nikiforova
Elena Nikiforova Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Elena Nikiforova Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г.
Svetlana Devald Svetlana Devald Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г.
Вилфред Люнеберг Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г.
Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. Дрессировочный лагерь Валерия Свищева 2005г. lager
lager lager lager lager

Видео с семинара В.Люнеберга. Whiskey vom Elfenschloß, защита
Видео с семинара В.Люнеберга. Послушание

Семинар Вильфреда Люнеберга в Санкт-Петербурге, 2005г.

Cтатья Игоря Бодоненко , Латвия

Наконец то состоялся давно обещанный семинар с Вилфредом Люнебергом. Проходил он, традиционно для Питера, на турбазе «Нахимовская». Погода не подвела, первый день было пасмурно, но сухо, а на второй день солнечно. Организован семинар был очень хорошо, случайных людей практически не было, и что самое главное был замечательный переводчик – Ирина.

Первый раз на семинаре с зарубежными специалистами мне не приходилось домысливать, что пытался сказать ведущий семинара. Лично на меня семинар произвел огромное впечатление, как и на первом семинаре с Юккой Рантой, я смотрел не веря, что такое может быть. Сам Вилфред, очень общительный, простой, но в тоже время бескомпромиссный человек. Как он сам сказал собаки это его хобби, и по нему это было видно, если собака ему нравилась, он работал с огромным воодушевлением, если не нравилась, то уж простите. Все очень подробно объяснял, охотно отвечал на все вопросы. Гн. Люнеберг начал семинар с краткой лекции. Его теория черно-белая, но для меня она оказалась более близкой и понятной, чем цветная теория Хелмута Райзера. Вилфред сам очень прямой человек и теория у него прямая. Как он сказал сам – «я стараюсь никогда не обманывать своих собак».

Потом началась практическая часть. Сначала на площадку выходили молодые собаки, затем постарше. Организаторы поддерживали хороший порядок, впрочем и сами участники были достаточно опытны. Работа Люнеберга на послушании мне сильно напомнила работу Юкки Ранты (что и понятно они друзья, Юкка учился у Вилфреда). Но вот понимание собак меня просто потрясло. Так Вилфред глядя на работу собак сразу говорил какие у них проблемы, отчего они могли возникнуть. Некоторым проводникам он говорил, что при таком послушании у них должны быть проблемы в защите, и мы зная этих собак, смотрели на него как на шамана. Благодаря отличному переводу, я совершенно по новому понял некоторые моменты подготовки собак, которые я слышал от Юкки, но которые благодаря вольному переводу переводчиков звучали абсолютно по другому.

На послушании Вилфред похвалил нашего брата GolttviztnHof Bodo, собаку эстонских полицейских – проводник Ану Паавел, сказал, что очень хорошо подготовленная собака. И я очень рад за Ану, она молодец.

Ну а набольшие похвалы достались 2.5 летней немецкой овчарке Wisky fon Elfenshloss (проводник Валерий Свищев). Вилфред сказал, что это просто великолепная собака и очень хороший проводник. Он стал учить Валерия воздействовать на собаку с помощью мимики (ну что-же они к этому готовы). Я тоже был удивлен и обрадован работой Виски, до этого я видел его работу на послушании только фрагментами, а тут такая чудесная работа.

Очень неплохо выступила собака Леонида Бирина – Марко з Полетану. Вилфред хотел несколько изменить работу собаки, но поскольку Марко через неделю ехать на чемпионат мира, то ничего изменять не стал. Поупражнялись в докладе, хождении в группе, а все основное оставили как есть.

Вилфред много рассказывал к чему может привести тот или иной метод обучения собаки конкретному навыку. Так не я один делал апортировку по Линду. Вилфред сразу сказал, обучение таким методом может привести к тому, что собака будет после взятия апорта пробегать вперед еще метр-два. Это оказалось конкретно мой случай, Брик после взятия апорта пробегает вперед метра полтора. Естественно, что вечером я выяснил у гн. Люнеберга, как это исправлять. Попутно Люнеберг рассказывал, как он сам учит своих собак тому или иному навыку. Очень часто Вилфред сам начинал работать с собакой и собака, как по мановению волшебной палочки, начинала работать отлично. После этого Вилфред подробно объяснял, как закрепить полученный эффект. В основном работа собак на послушании Люнебергу понравилась. Я не думаю, что он из вежливости кривил душой, мне показалось, что это ему не свойственно. Вечером у костра все мы общались в неформальной обстановке, именно не формальной. Люнеберг очень охотно отвечал на наши многочисленные вопросы, сам шутил, смеялся. Тут я был приятно удивлен, тем что Катя Алехина очень хорошо поет и у нее чудесный голос.

А на следующий день было опять послушание, но под давлением. Люнеберг сам выразил желание посмотреть наших собак на защите. И в основном собаки показали себя совсем неплохо. Люнеберг работал то фигурантом (без защитного обмундирования), то проводником, то просто давал советы. Вот на площадку вышел Бодо, у которого были в защите небольшие проблемы, и которого Хелмут Райзер заметно опустил на своем семинаре. Люнеберг придумал способ как расшевелить собаку, снять ее проблемы. Я очень надеюсь, что эстонский фигурант Рене все это понял и у Бодо больше не будет никаких проблем. Очень хорошо показали себя Эстонские собаки Golttvizen Hof Arek и Golttvizen Hof Atlantika, Питерская собака Golttvizen Hof Charli, да и многие другие. По поводу Арека Вилфред сказал, что у этой собаки может быть большое будущее, если с ней будут правильно заниматься, а так у него очень хорошая база. Про Чарли было сказано, что эта собака настоящий боец, но справиться с ней достаточно сложно. Очень неплохо показал себя Акела Грозный, проводник Анатолий Григорьев. По поводу этой собаки Вилфред сказал, что с ней надо много заниматься.

Я поражался изобретательности Вилфреда, каких только трюков он не придумывал, чтобы вывести собак на должный уровень. И на защите, самой лучшей собакой оказался Виски, Валерия Свищева. Были небольшие замечания и вызваны они тем, что с июня месяца Виски работает с Антоном (я присутствовал на том моменте, когда Антон впервые одел рукав), и хотя Антон очень быстро прогрессирует, его опыта для такой собаки, как Виски пока недостаточно. Показывал свою работу, как фигуранта и Валерий. Его работой Вилфред был полностью удовлетворен. Валерию Люнеберг только советовал, что можно еще придумать.

Одним словом – было очень здорово, но очень мало. Люнеберг обещал приехать на следующий год. Очень надеюсь, что все получиться. Огромное спасибо организаторам семинара, семинар получился замечательный.

Какие выводы я сделал из данного семинара. Во первых, что надо посещать семинары только по настоящему хороших специалистов (я уже умудрился посещать семинары посредственных специалистов, и самое главное, могу уже оценить уровень такого специалиста, так это хуже, чем просто выбросить деньги на ветер). Во вторых, я убедился в том, что человек, который берется учить собак, должен показать что он умеет их учить на примере своей собаки (иначе это просто халтурщик). В третьих, работа Вилфреда на послушании мне очень напомнила работу Илоны Родионовой (и вот вам пример, когда весь кинологический спорт в стране -Латвия, держался на энтузиазме и мастерстве единственного человека). Ну и четвертое касаемо перевода. У всех собачников есть свои сложившиеся стереотипы, и когда переводят собачники, они переводят не то что говорит ведущий семинара, а то как они это понимают. На данном семинаре перевод был буквальный и это очень хорошо.

Статья участницы семинара с Вильфредом Люнебергом
- Екатерины Алёхиной, Эстония.
Питомник рабочих немецких овчарок "Allsaare"

Из Эстонии на мероприятие стартовала команда дрессировщиков в составе восьми человек, пять из которых, со своими собаками, приняли участие в семинаре. И хотя с организаторами у Вильфреда была предварительная договоренность провести двухдневный семинар по послушанию, в субботу вечером Люнеберг выразил желание посмотреть некоторых увиденных собак в защите. Ухватившись за представленную возможность организаторы уговорили его посвятить целый воскресный день только защитной работе. Таким образом участники и слушатели смогли увидеть на практике систему подготовки Вильфреда Люнеберга и услышать его теоретические подходы к методам дрессировки собак в обоих разделах.

Теоретическая часть послушания дала возможность глубже понять какое состояние собаки необходимо получить при ее работе. Во многих отзывах в сети, уже упоминали о представленной Люнебергом модели пружины. Нельзя сравнивать его теорию и теорию Райзера. Второй больше говорил об общих законах обучения животного, о видах воздействий, о переходах инстинкта в инстинкт в защитном разделе и т.п. Это база дрессировки, азбука. Люнеберг же ушел глубже. Кстати не надо забывать, что доктор Райзер - гуманитарий, у него и лекции построены на образном восприятии - цвета, формы, символы. Люнеберг - технарь, представитель точных наук, и его модель металлической пружины, укрепленной на жестком фундаменте, объясняла взаимосвязь уровня инстинктов, нервной системы и типа конституции собаки, и в зависимости от этого - реакции собаки на раздражители. У Райзера о таком высшем пилотаже не было ни слова. Единственная одинаковая часть - это то, как представлены у одного и у другого условия выполнения навыка. У Райзера - стул на трех ножках (инстинкты, можешь сделать, должен сделать), у Люнеберга - сжатая пружина (пружина-инстинкты, сжимающая сила-воздействие проводника, распрямляющая сила-наличие цели инстинкта,мячика). Но я забегаю вперед)

По Люнебергу, фундамент олицетворяет те качества собаки, которые она получает по наследству, пружина - это инстинкты собаки, ее драйв. Развивая инстинкты в игре мы учим собаку быть более гибкой, подвижной в плане реакции на раздражители. Т.е. мы растягиваем пружину и возвращаем ее в исходное состояние. Растянутая пружина - это наивысший драйв собаки при погоне например за мячиком. Но пружину можно и сжать. Сжатое состояние пружины соответствует состоянию собранности, внимательности, готовности собаки в работе. Это и есть та цель, к которой мы идем при построении послушания. Уровень растянутой пружины Люнеберг назвал "белой" областью, уровень сжатой - "черной", все что между этим, соответственно серое, где по идее собака во время работы не должна находится. Кстати, Люнеберг сказал, что технически коректировать собаку вне рабочего состояния нельзя, пружина не выдержит.

Как оказалось, практически все участвующие в семинаре собаки работали в области серого. Т.е. они ожидали получения мяча, и для его получения использовали весь арсенал известных им воздействий на хозяина. От выполнения команды, так как сама собака ее понимает, до провокаций с потерей интереса, истериками и т.п.

Я оба дня пыталась получить от своей собаки более длительное и стабильное нахождение в рабочей "черной" области. В первый день не вышло, на второй что-то стало получаться. Но признаюсь, я с большим трудом могу определить, что вот именно сейчас пес работает не за мячик а за совесть. Например в первый день Люнеберг посоветовал при движении рядом подставить собаке под нос руку с зажатым мячиком и наказать собаку за проявленный интерес к игрушке. Когда я во второй день применила этот же прием, я получила от Вильфреда замечание, что неужели я не вижу что уже этого делать не надо, что собака работает... Ну вот не вижу, хоть убейте вы меня!!! После такого выходишь с площадки, и руки опускаются от собственной тупости, а вокруг: "да ты что?! нормально все получилось!"

Также в субботу очень много времени Люнеберг уделил теме активизации принуждения. Взаимосвязи позитивного (голосового) и негативного (парфос или поводок) принуждений и их влияния на работу. Т.е. применяя по системе Павлова (об этом говорил и Райзер) голосовое принуждение (команда или запрет) и следующее за ним физическое воздействие (рывок поводка или строгого ошейника) мы в дальнейшем даем собаке возможность избежать физического воздействия, активизировавшись на голосовую команду. Это хорошо было продемонстрировано на примере одного очень сильного молодого кобеля немецкой овчарки, в начале семинара почти полностью игнорирующего команды хозяина и полностью изменившего свое поведение после правильного принуждения и корекции.

А вобще-то, основная проблема всех собак - это их проводники Просто слушая и смотря семинар, научиться чему-то конечно можно, но в очень малой степени. Когда сам берешь поводок в руки - вот тут то и наступает момент истины! И оказывается, что бьются то не над собакой, а над хозяином)

Насчет защитного раздела семинара, скажу следующее. Многие высказали негативное отношение как к его проведению, так и к работе Люнеберга, я же осталась очень довольна! Класс!!! Еще когда на послушании(!!!) Люнеберг характеризовал работу собаки и говорил о ее проблеммах в защитном(!) разделе - я была в восторженном недоумении. Но когда на следующий день эти же собаки в точности показали описываемые проблеммы в защитке - эмоции просто зашкаливали!

Люнеберг часто упоминал о правильно или не правильно построенной у собаки базе защитного раздела. По его словам, фигурант - это та стена, которая стоит между собакой и рукавом. Не слышала, что он говорил о защитном инстинкте, как о более важном перед добычным. Помню, что цель инстинкта собаки все-таки рукав, но для его получения опять же собака должна находится в "черной", рабочей области, а не выклянчивать рукав, будучи в серой области.

Большинство собак работали на привязи у дерева, где отрабатывались облаивание, борьба и удержание рукава. Мне кажется, что методы, которые применял Вильфред, не были такими уж драконовскими. При отработке облаивания он ни разу не возбуждал собаку ударами плетки, ни в коем случае не лупил ей собаку, но плеткой он мешал дотянуться до рукава, совершал хлопки по корпусу собаки или легкие тычки в грудь и морду - вобщем всячески увеличивал фрустрацию. А вот давление начинал после совершения хватки. Конкретно мне он сказал, что после совершения хватки фигурант пытается вырвать у собаки полученную добычу и собака утверждается в борьбе, до конца сохраняя хорошую сильную хватку. Для одной собаки борьба велась с простыми замахами, другие получали весомые удары между ушами и по холке - тактику Люнеберг выбирал в зависимости от качеств собаки. Ему не нравилось истеричное поведение собаки на хватке, постоянное перетягивание рукава, даже когда нет никакой угрозы со стороны фигуранта. Насколько я поняла, он требовал концентрации собаки на добыче при совершении и удержании хватки, активную борьбу за обладание рукавом и внимательное успокоение при его получении - вобщем все как всегда Собаки наказывались за слишком сильное расслабление с рукавом. В этом случае собака рукав просто не могла больше удержать

ыл показан интересный метод отработки дистанции облаивания, опять же на привязи. Когда собака занимала критическую на данный момент тренировки дистанцию и начинала отходить, Люнеберг переходил в добычу и собака в рывке вперед, больно врезалась в ошейник. После пары раз собака переставала ерзать и облаивание вела плотно, напористо и почти на одной дистанции. Опять же критическая дистанция была возможна только при существовании правильной подготовительной защитной базы, когда фигурант не партнер для игр.

Очень много говорилось о роли проводника, который должен лишь технически исправлять работу собаки и также должен помочь собаке понять что надо делать и что собака делает это правильно. Особенно это важно в случае собак с чувствительной нервной системой. Об этом был отдельно задан вопрос. И если я правильно уловила мысль, то собаку с чувствительной нервной системой Люнеберг сравнил с пружиной из тонкой проволки, быстро реагирующую на любое воздействие извне. Для такой собаки проводник должен быть этаким колпаком, помогающим ей, подтверждающим верное действие и главное - решение собаки самостоятельно это решение принять. Кстати Люнеберг сказал что собаки с чувствительной нервной системой более приемлемы в работе на послушании - эту пружинку легче сжать. А вот те, у кого нервы железобетонные похожи на этакую пружинище, рессору от белаза. И чтобы сжать ее, нужна недюженая сила и приспособление. Зато такие собаки прекрасно справляются с любым стрессом в защитной работе. Они непробиваемы и к цели своего инстинкта идут как из катапульты, сметая всякие там стены-фигурантов. Но послушание у них негибкое и очень сложное по построению.

Были еще интересные моменты при отработки элементов послушания в защите. Например при движении рядом Люнеберг отвлекал собаку ударами плетки и в идеале после удара плетки шла корректировка собаки строгим ошейником. А также он всячески мешал собакам, когда сам не был в рукаве - ходил туда сюда, отвлекал. Говорил, что собака должна быть сконцентрирована только на фигуранте. И повторял что концентрация при дрессировке- самая главная вещь.

Так что, семинар оставил массу впечатлений, прекрасное настроение, несмотря на некоторые неудачи свои и своей собаки, и желание быстрее донести не расплескав знания до дома и вылить их на бумагу.

Чуть не забыла. День заканчивался общей тусовкой. Шашлыки, обсуждения, споры, песни под гитару. Куча новых друзей!

Вверх